Cерия «ОСНОВЫ НООСФЕРНОГО ПЕРЕХОДА»

общее описание серии видео(1) товары(6)

Том 1. «СТАНОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА»

«СТАНОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА»

Том 1. «СТАНОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА»

Первый том энциклопедической серии «Основы ноосферного перехода» содержит изложение системной концепции происхождения человека, в основу которой положены представления Б.Ф. Поршнева о механизме появления речи через явление суггестии – контрсуггестии и представление И. Ачильдиева о пратолпе. Взгляды Поршнева и Ачильдиева существенно дополнены и отчасти модифицированы.

При обсуждении явления становления человека привлечены последние данные зоопсихологии, лингвистики, палеогеографии, молекулярной генетики, теории эволюции, антропологии. Всё это в совокупности позволило сформулировать вывод о том, что человек возник не путём генетико-эволюционного, но путём онтогенетического механизма.

В заключение отмечается, что ведущая роль онтогенетического механизма и последние данные физики, показавшие реальность передачи мысли посредством торсионных полей, устраняют непримиримость противоречия между представлениями о сотворении человека и его возникновении в результате только биологических процессов.

Особое внимание обращено на причины не восприятия специалистами и обществом новых идей и фактов.

Подробная аннотация книги

Книга начинается с рассмотрения вопроса о том, почему общественность и, в частности, научная общественность так сопротивляется принятию некоторых доказанных фактов и выведенных из них представлений. Эта проблема рассмотрена на удивительно ярком примере непринятия фактов об открытии Мира китайским Золотым флотом в 1421-23 годах. Приведены также результаты фундаментальных исследований Узнадзе о роли предварительной установки для восприятия. Все это, по мысли автора, должно помочь читателю воспринимать факты, противоречащие принятым представлениям, вопреки очевидной достоверности фактов и, следовательно, необходимости признать ложными господствующие взгляды.

Появление человека – одна из самых волнующих человеческий ум загадок. Для тех же, кто посвящает свою жизнь переходу на ноосферный путь развития, происхождение человека не только интригующий вопрос, но и крайне актуальная проблема. Ведь только поняв, как каким путем возник человек, можно прогнозировать возможные и необходимые изменения человека при ноосферном переходе. И не только прогнозировать, но и осуществить. А для этого-то и необходимо понимать, каким образом человек произошел. Рассмотрим, в чем же состоит корень вопроса о появлении человека? По своему строению и физиологии человек, безусловно, в основном схож с некоторыми животными. Но, одновременно, он так кардинально отличается от любого из них и от всех вместе созданной им культурой, динамикой ее развития, пониманием мира и себя! Религиозное сознание дает общий ответ на этот вопрос: Бог дал душу, самоосознающую сущность. А во что он «вдохнул» бессмертную душу – в глину или во что иное – не существенно. Но человека идущего поэтапным экспериментально-логическим путем науки такое общее объяснение не удовлетворяет. Чем больше мы узнаем о развитии живого мира, чем больше находим останков живших ранее животных и орудий жизнедеятельности некоторых из них, тем все более полно выстраивается непрерывная цепочка наших животных предков, все более и более морфологически близких современным людям и все больше и больше умеющих делать ими же созданными орудиями. Но главное для нас состоит в том, что лишенное какой-либо конкретности религиозное представление о происхождении человека не дает человеку конструктивного подхода к сознательному преобразованию себя, столь необходимому при переходе в ноосферу.

Вместе с тем каждый чувствует неудовлетворенность, даже, по существу, ложность научного тезиса о постепенном эволюционном пути происхождения человека от животного предка. Ложность в том, что такое представление не объясняет сущности отличия человека от животного. А в чем же эта сущность? Или точнее: в чем состоит то коренное отличие человека, которое обусловило возникновение и развитие всех остальных отличий?

Рассмотрению всего комплекса этих острых вопросов и кажущихся на первый, да и на второй, взгляд непримиримыми противоречий и посвящена книга «Становление человека». Я опираюсь на гениальную, но широкой научной общественностью не признанную концепцию Б.Ф. Поршнева о происхождении языка, приняв при этом его взгляд о том, что именно возникновение языка, его последующее развитие есть коренное отличие человека от животных, которое определило возможность возникновения всех остальных отличий. Далее принимаю во внимание уж совсем не замеченную научной общественностью, но чрезвычайно важную для понимания развития человека, как биологического существа работу И. Ачильдиева «Власть предыстории». В этой работе Ачильдиев обосновывает миллионлетнее существование «пратолпы», как регулярной формы бытия наших животных предков. Для всех наших генетических предков, обитавших на планете несколько миллионов лет, Ачильдиев вслед за античными авторами, ставившими их описание, принимает обобщенный термин «троглодит». Троглодит – это прямоходящее человекообразное существо, не владеющее речью. Для троглодитов по Ачильдиеву было характерно регулярное объединение в пратолпу. Вот как рисует Ачильдиев пратолпу: «Она неслась по саванне с грозным ревом и скорость ее была огромной. Она била камнями сверху и снизу, словно смыкались и размыкались гигантские каменные челюсти. Плечо прижималось к плечу, живот – к спине соседа и лишь правые руки в едином порыве взмахивали над головой, когда все тело подобно разгибающемуся луку усиливало удар – все это рисует картину страшную. Более того – ужасную. Встреча с пратолпой означала гибель для любого живого существа, будь то тигр или гиена, медведь или вепрь. Смерть нескольких троглодитов не имела значения: пока их численность не падала ниже критической величины, удары наносились с прежней мощью и яростью. В этот момент пратолпа выглядела как единое, грозное многорукое и многоголовое существо».

    Это явление названо пратолпой в связи с очевидным сходством с поведением современной толпы, что является веским аргументом в пользу истинности представления Ачильдиева. Кроме этого, об истинности прозрения Ачильдиева свидетельствуют:
  1. Бытующие в мифологии у разных народов многоголовые и многорукие чудовища (например, сторукие и пятидесятиголовые гекатонхеры древних греков, порожденные Землею и Небом и подобные многоголовые, многорукие мифологические существа в индуистской буддийской традиции, в верованиях австралийских аборигенов, монгол, бурят и т.д.).
  2. Ясное описание пратолпы Хумбабве дано в великом героическом эпосе шумер – «Песнь о Гильгамеше».
  3. Описание пратолпы у античных авторов и в легендах северных народов и т.д.

Очень существенно, что приняв пратолпу как регулярную форму существования троглодитов, удается естественно объяснить возникновение всех основных морфологических отличий человека: прямохождения, строения кисти руки, закономерностей асимметрии правой и левой половин тела (со всеми тонкими деталями!), парадоксальную динамику изменений величины мозга (у поздних троглодитов мозг больше чем у современного человека!) и т.д. И только с принятием представления о пратолпе появление всех этих отличий человека становится эволюционно целесообразным, иными словами, возможным и необходимым исходя из концепции естественного отбора.

Наконец, только принятие факта длительного существования пратолпы позволяет объяснить крайне медленное изменение каменной культуры палеолита – миллионлетнее господство рубила. И внезапный конец царства рубила в верхнем палеолите, когда и появился Homo sapiens – говорящий человек.

Итак, приняв явление пратолпы, в рамках эволюционных представлений удается естественно объяснить возникновение основных морфологических особенностей человека и закономерности динамики развития орудийной деятельности его генетических предков и ее изменение при появлении говорящего существа, т.е. Homo sapiens.

Но как же все-таки появилась способность говорить? Как постичь тайну возникновения речи? Поршнев четко обозначает принципиальное отличие системы коммуникаций, основанной на символе. Он обращает внимание на противоположность природы сигнала и символа. А далее, опираясь на тщательно выстроенную и экспериментально выверенную концепцию о тормозной доминанте, неадекватном рефлексе и его могучей способности вызывать подражание, Поршнев показывает, как могло произойти появление первой бинарной пары символов – можно-нельзя. Очень важно, что Поршнев производит появление первых слов из необходимости защищаться от принуждения путем внушения. И что он открывает, по сути, механизм, обеспечивающий саморазвитие речевой системы. Сам Поршнев делает акцент на важности преодоления принципиальной противоположности между сигналом и символом. При этом он полагает, что ему удалось объяснить в рамках естественнонаучных представлений появление речи, этого важнейшего отличия человека от животного и, следовательно, в этих рамках, без привлечения идеи о сотворении человека Богом, объяснить появление человека.

    Я принял идею о миллионлетнем существовании пратолпы у троглодитов и концепцию о взаимовлиянии троглодитов друг на друга вне пратолпы по механизму внушение-контрвнушение (суггестия-контрсуггестия по Поршневу), приведшему к возникновению первых слов – символов. Далее подверг ее «проверке на прочность», привлекая данные других наук. Были использованы последние результаты исследований языков животных и способностей животных осваивать язык человека (а есть ли вообще такое кардинальное различие между речью человека и языком животных, и если есть, то в чем конкретно это различие заключается?). Как согласуются с концепцией Поршнева-Ачильдиева данные о длительном сосуществовании современного человека и троглодитов? По иронии, эти данные собраны в основном тем же Б.Ф. Поршневым, но не использованы им при построении его теории происхождении языка. Далее, были подвергнуты всестороннему анализу важные факты – доисторические миграции людей в Америку и Австралию и данные молекулярной генетики о характере отличий митохондриального генома у представителей разных народов. Вопрос о том, как можно себе представить в свете современных эволюционных воззрений появление двух важнейших отличий современного человека от троглодита – особенности строения гортани, дающие возможность членораздельной речи и появление голой кожи. И, наконец, мною был привлечен последний материал экспериментальной биофизики, доказавший физическими методами возможность телепатической адресной передачи мысли посредством торсионных полей (опыты А.В. Боброва). Вот основные выводы из приведенного анализа материала этих работ:
  1. Данные молекулярной генетики свидетельствуют, что Homo Sapiens возник от одной праматери где-то в Северной Африке, 70-120 тысяч лет назад.
  2. Троглодиты (покрытые шерстью, неспособные к членораздельной речи, ходящие на двух ногах человекообразные существа) дожили до наших дней. Троглодиты и Homo Sapiens – один вид, или два настолько близких вида, что они способны скрещиваться и оставлять плодовитое потомство. На протяжении всей истории характер взаимодействия Homo Sapiens и троглодитов принципиально менялся. Выделение из среды троглодитов первых H.s. тотально подавляющих их при персональных контактах, малопригодных для «пратолпового существования». Изгнание H.s. из среды троглодитов или их уход и последующее беспощадное преследование отщепенцев пратолпой. Бегство под этой страшной угрозой в дальние окраины ойкумены – в том числе в Америку и Австралию около 30-35 тысяч лет назад. Две волны доисторической миграции в Америку – первой австралоидной и второй монголоидной (около 11-13 тыс. лет назад) хорошо аргументированы. Также убедительно доказано родство предков австралийских аборигенов и индейцев Чона и Фуиджи (эти племена обитают ныне на южной оконечности Южной Америки). Победа H.s., освоивших методы дистантного боя. Истребление ими троглодитов. И одновременно, факты нередкого скрещивания и оставления потомства, использование троглодитов в быту и на войне, большое влияние троглодитов и пратолпы на формирования у H.s. представлений о сверхъестественном.
  3. Появление гортани, дающей возможность членораздельной речи, потеря шерстяного покрова – появление голой кожи, не только хорошо объясняются в рамках современных эволюционных представлений (особенно эпигенетической теории и феномена генетической ассимиляции морфоза), но и позволяют понять ту физиолого-психологическую почву, на основе которой механизм развития речи, открытый Поршневым, стал очень эффективным.
  4. Последние данные о языках животных и их способности осваивать язык человека (по крайней мере, до уровня двухлетнего ребенка) свидетельствуют о том, что центр тяжести проблемы происхождения языка следует перенести на возникновение необходимости саморазвития речи. Механизм суггестии-контр-суггестии, открытый Поршневым, этому условию удовлетворяет (заметим, что сам Поршнев считал главным в явлении возникновения речи появление на основе сигнала его противоположности – символа). Оказывается, что у животных, безусловно, существуют зачатки мышления, и символ ему не чужд. Но вот необходимости в развитии речи у животных нет.
  5. Отметим два более частных интересных обстоятельства: 1) несмотря на данные о скорости изменения языка (глоттохронология), делающие как бы невозможным восстановление праязыка, очень архаический, но являющийся уже, в основном, средством информационного общения (а не только выполняющий повелительные функции) язык восстановить можно. Для этого следует провести сопоставление языков «мигрантов первой волны» (австралийцев, Чона, и др.). 2) Выявленное качественное отличие языка взрослых от языка детей до двух лет (и, конечно, т.н. «говорящих» обезьян): а именно, наличие у взрослых, кроме образных, расплывчатых значений слов – дискретных системных. И, соответственно, возникает интересный вопрос, когда в развитии языка возникают системные понятия.

Еще один немаловажный аспект, который рассмотрен в книге, касается теории эволюции. Кратко остановлюсь на нем, т.к. исследователи, работающие в этой области, легко могут пропустить эти соображения, поскольку они изложены в работе, посвященной проблеме становления человека, далекой от их непосредственных интересов. А они могут им быть полезны. В разделе, посвященном общим вопросам эволюционного учения, обращается внимание сторонников синтетической теории эволюции на то, что нет никаких оснований игнорировать экспериментальные данные, неопровержимо свидетельствующие о реальности явления генетической ассимиляции морфозов. Более того, необходимо признать, что этот феномен играет ключевую роль в явлениях макроэволюции. Таким образом, эпигенетическая теория, согласно которой «изменения начинаются с изменений в окружающей среде и заканчиваются в геноме», должна быть принята как основа будущего, третьего синтеза эволюционных представлений. Об управляющей роли гомеостатической системы клетки по отношению к геному, который можно рассматривать скорее как библиотеку, а не управляющую систему, явно свидетельствуют и данные биофизики клетки. Два основополагающих принципа биологии: молекулярно- генетический (конвариантной редупликации молекул) и определение жизни по Э. Бауэру естественно обобщаются, если принять, что «энергетическая система клетки, поддерживающая ее неравновесное состояние, управляет реализацией генетической информации в явлениях деления и дифференцировки клетки».

Таким образом, третий синтез эволюционных представлений следует представить себе как объединение синтетической теории эволюции с эпигенетической концепцией (причем последняя играет определяющую роль). А эпигенетическая теория привносит в синтез, прежде всего, данные биологии развития, биофизики клетки, эмбриологии. Добавив сюда еще математические методы моделирования морфогенеза, мы получаем кратчайший путь раскрытия функциональной организации генома.

Изложенные представления об эволюции используются при рассмотрении вопроса о роли последних существенных приобретений H.s. – строения гортани, допускающей членораздельную речь и голой кожи – для его выделения из среды троглодитов.

    Рассмотрение роли этих приобретений и механизма полового выбора («любви с первого взгляда») завершает предлагаемую нами картину становления человека. В целом, дополненная таким образом концепция Поршнева-Ачильдиева является хорошей базой для понимания происхождения человека:

    1) Удается объяснить возникновение всех отличий человека как биологического существа. И это объяснение телесной природы человека с принятием идеи о пратолпе находится в канве современных генетико-эволюционных воззрений.

    2) Однако, переход троглодит-человек (т.е., прежде всего, возникновение речи) можно понять, только привлекая совсем иной, онтогенетический механизм. Получается, что современные данные науки говорят о том, что человек возник однажды, как бы почти вдруг, и его отличие от его предка как биологического существа столь невелики, что правильно сказать, что он вообще не произошел (в виду малости отличия!), а становится человеком каждый раз в ходе своего индивидуального развития. Это явное сближение с религиозным представлением о едином прародителе и его возникновении путем «вдохновения души» Богом. И, наконец, главное отличие нашей концепции от взятой за основу концепции Поршнева-Ачильдиева. Приняв факт телепатической передачи любых объемов информации на любые расстояния и через любые препятствия, я полагаю возможным и наиболее вероятным акт творения человека путем передачи информации, необходимой для развития речи, а механизм суггестии-контрсуггестии обеспечивает при этом условия, когда это необходимо закрепляется и развивается.

    А есть ли принципиально новое в развиваемой концепции, по сравнению с принятым в религии взглядом о сотворении человека Богом? Имею в виду, конечно, не технологические детали, все же второстепенные. Да, такие отличия есть. Излагаемая концепция предполагает изначально сотворчество с Богом творимого им существа (точнее, чреды поколений существ, все более становящихся человеком). Происходит как бы игра в мяч: бог «выбрасывает» мяч – информацию «на поле» своего творения, она преображает его и он учится его использовать, осваивает правила игры и несколько видоизменяет их (при этом возможны, конечно, ошибки и неоптимальные решения, но они оригинальны!). Далее происходит новый вброс информации и так далее.

    Итак, Бог не просто сотворил человека, но привлек его изначально к своему творчеству, сделав возникающего таким образом человека своим сотворцом.

    Принятие онтогенетической природы становления человека открывает огромные и конкретные перспективы совершенствования человека при ноосферном переходе. В этом – главный итог книги.


Консультация со специалистом
Здравствуйте!
Буду рада ответить на Ваши вопросы.
С уважением, Ольга Лобанова,
специалист по восстановительной медицине,
паразитолог, консультант сайта.


Том 1. «СТАНОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА»

Другие предложения:

Том 2. «НООСФЕРА и ЧЕЛОВЕК НООСФЕРЫ»

440 руб.

Дается общее видение ноосферы, приводятся доказательства неизбежности ноосферного перехода уже в наше время. Показано, что основным препятствием на пути ноосферного перехода является психология общества потребления. Рассмотрены пути преодоления этого препятствия.

Том 3. «Ноосферная педагогика» книга 1

440 руб.

Книга затрагивает многие существенные вопросы обучения и воспитания детей, психологии поведения педагогов и родителей, путей развития отечественного и мирового образования. Часть первая посвящена вопросам, как общего, так и частного прядка, касающимся самых разных, но всегда важных тем воспитания и обучения детей.

Том 5. «Формирование исторического мышления» книга 1

440 руб.

Энциклопедическая серия "Основы ноосферного перехода" пополняется томом 5 книгой А.Г. Маленкова " Формирование исторического мышления", книга 1. Наряду с обогащением организма микроэлементами, необходимо давать «пищу» для ума и наполнять его новыми знаниями. У вас есть удивительная возможность в одной книге познакомиться с многолетними исследованиями и наблюдениями в области истории.

Том 5. «Формирование исторического мышления» книга 2

440 руб.

Наряду с обогащением организма микроэлементами, необходимо давать «пищу» для ума и наполнять его новыми знаниями. У вас есть удивительная возможность продолжить знакомиться с многолетними исследованиями и наблюдениями в области истории.

Том 5. «Формирование исторического мышления» книга 3

440 руб.

Третья книга А.Г.Маленкова "Формирование исторического мышления" охватывает период от Гражданской войны до настоящего и будущего. Весь материал представлен в виде четырнадцати новелл, каждая из которых посвящена определенному историческому сюжету. В заключение разбирается вопрос о Божьем промысле в истории.

«Здоровье и красота»
(«Health&Beauty»)

Оздоровительная серия

Фиточаи